О развитии средств культур

Экспедиция 2021 подходит к завершению. За три прошедших недели переездов, перелетов и встреч мы стали свидетелями и сопереживателями, пожалуй, четырех типов культур с разными вариациями. Каждому из них можно сопоставить особенные системы средств, которыми в культурах выражаются их скрытые смысловые ядра. Поначалу  эти системы опосредуют работу индивидуальных и коллективных сознаний по добыче значений всех доступных им переживаний. А затем они же и закрепляют освоенные значения, пленя сознания «носителей» своих культур с необходимостью для жизни.

Девочка племени химба

Кстати о сокрытии сакрального… Во всех многочисленных диалогах, которые мы имели здесь, с наглядной закономерностью проявилось то, что культуры стараются прятать свои основания. Все встречи начинались с нащупывания: «свой или чужой». Где-то это происходило мирно – в разговорах о слонах, которые «вчера проходили мимо нашего поселения»; в невинном чаепитии с рассуждениями о погодах; в расспросах о том, «кто вы такие и откуда-ль?». Где-то это начиналось с самопозиционирования– «мы единственные, кто…». В черном квартале Соуэто (близ Йоханесбурга) было весьма напряженно – «не агенты ли Вы КГБ?»

И это правильно – сначала «дай гопака!», дальше – посмотрим… И если начало складывалось, то постепенно раскрывались и бутоны смыслов.

Первый тип культуры – архаический, где  в центре мироощущения – конкретный социум (род, племя, этнос. …), свои правильные Боги, порядок в традициях, созданных правильными предками, а личные цели не отличаются от целей рода. Это было племя химба.

Здесь средства культуры организованы в мифо-ритуальную систему с преобладанием бессознательной сборки «вечных традиций», в которые органично вписаны удобные современные инструменты: ножи, алюминиевые котелки, спички, сотовые телефоны, солнечные батареи, насосы для водопоя скотины, металлопрофили для дверей и крыш….

В такие системы вплетены различные игры – мы наблюдали много разных игр у химба и у представителей других культур, которые, хотя и вплетены в деловую мозаику современности, но сохраняют отчетливые следы архаики.

Архаический тип культуры – это вовсе не музейные экспонаты. Это живое настоящее, которое можно встретить и в современных компаниях, где ритуальное поведение преобладает над рациональным.

Второй тип культуры – традиционный для тех эпох, которые Карл Ясперс определил как «осевое время». Это культуры, в которых появляются признаки культурного единства на основе близких ценностей, а не на основе родовых традиций. В таких культурах люди уже сознают свои личные цели, а ведущей к сборке силой являются идеи и другие явления трансцендентного мира. Как правило это атрибуты религиозных сообществ. В нашем опыте это были встречи с мусульманской общиной в Бо-Каапе , с активистами так называемых «партий» черных борцов за свои идеалы в Соуэто. Разумеется, это не партии с ясными и гибкими политическими интересами. Это союзы, «исполняющие свой долг» и отчетливо демонстрирующие свои священные значения.

В таких культурах к измененной МРС обильно добавляются новые средства. Это специфические («религиозные») практики, закрепляющие смыслы должного; священные тексты (кодексы) и программы; разнообразные институты («монастыри»); посредники переходов из психосферного мира к действиям («священники»); различные обеспечивающие орудия культуры –тексты, артефакты, «партийные символы», регулирующие поведение людей.

Здесь возникают новые типы деятельности, целеполагание которых окрашено идеей должного.  Оно здесь творчески разыгрывается в сознании и выплескивается наружу новыми играми (в «испытание», в «объединение», в «найди врага» и другие).

Тату — скрещенные мачете и автомат Калашникова

В таких культурах магические акты, присущие МРС, трансформируются в магемы; расцветают священные истории и мифы;

Барельеф из музейного мемориала африканеров с историей битвы с зулусами

… появляются философии, обосновывающие должное.

Подобную систему средств культуры создают и в тех современных организациях, в которых независимо от перемен на рынках и во всем социокультурном пространстве руководители со своими командами стремятся сохранять и исполнять некое понятое и издавна успешное назначение, миссию, правило, установленное логическое должное.

Третий тип культуры – рациональный. В таких культурах значение религий значение должного  умаляется возможностями, которые открываются в гибких творческих практиках с большим разнообразием актуальных решений. В основании поведения здесь – «арифметика» выгод, борьба разных моделей деятельности, ценности индивидуального выбора, объединения в субкультуры на основе близких интересов и договоренностей. Сюда, в Южную Африку этот тип культуры привезен из Европы и по-своему расцветает теперь и в черных кварталах. В Йоханесбурге у нас состоялась чудесная встреча с командой дизайнерской мастерской одежды, возглавляемой великолепной  Палессой.

Прекрасный пример самостоятельного бизнеса, перешагнувшего традиционный уклад мышления мелкого предпринимательства и вышедшего на мировую арену.

Этот тип культуры создается и поддерживается средствами, которые уже трудно назвать системой, поскольку базисного порядка среди них нет. Здесь любой шаг в смысловом пространстве, направленный на экзистенциальное восстановление психосферного баланса, происходит не по традиции, а лишь после поиска, после порождения и отбора лучшего варианта медиации.

При этом с ускорением разрушается связь между символическими формами и стоящими за ними смысловыми структурами. Это приводит к усложнению семиотического поля культур. Обнажается многозначность любого термина, любого «отрезка реальности». Из создаваемых новых средств не первый план выходят те, которые обеспечивают более успешную сходимость интерпретаций к значимому «здесь и сейчас» значению происходящего. Изощренная риторика (языковые средства) в таких культурах направляет сознание на необходимый, выгодный (для кого-то) тип поведения. Совокупность искусственно создаваемых деятельностей приобретает характер игр с малопонятными правилами. Игровое, то есть, находящееся лишь на пороге серьезного (как бы понарошку) отождествляется деловому, серьезному. Это царство концептуальной власти – власти произвольно создаваемых понятий.

Разумеется, и на этом этапе развития культур все их прежние средства существуют, скажем так, в свернутом, в видоизмененном виде. По-прежнему, например, часы от Vacheron Constantin, портмане от Louis Vuitton, костюм от Kiton, дорогой перстень на современном белом человеке выступают в роли того же символа, что и тюрбан на голове вождя племени, или ракушка в ожерелье главной женщины рода. По-прежнему после крутой финансовой сделки некоторые из нас ставят свечку в церкви или кормят голубей – знак небольшой жертвы небесной помощи. По-прежнему космонавты ритуально писают на заднее колесо автобуса, везущего их на космодром, точно так же, как и в архаических культурах мужчины танцуют вокруг костра перед охотой. Все даже самые рациональные культуры пытаются создавать хотя бы временные порядки в семантическом хаосе.

Четвертый тип культуры, видимо, рождается из закономерности, снимающей противоречия индивидуализированного, раздробленного на личностные «вселенные» мира животных, «заболевших культурным способом бытия». Этот зарождающийся тип культуры можно назвать культурой этичной субъектности. Пример зарождения такой культуры мы нашли в Орании. Но и не только в ней.

Готовых средств и, тем более, системы средств такой культуры еще нет. Но совершенно понятно, что он появится при созревании условий для массового «подъема мышления» – мышления с возрастающими рангами рефлексии. Прогрессивность такого типа культуры и такой системы ее средств будет определяться уровнем их способности обуздать губительный парад самовыразительности, которым, например, шествует в наши дни многополая Западная Европа.

Из Йоханесбурга мы отправляемся в завершающий экспедицию «Живая параллель – 2021» вояж в Преторию. Уже сегодня мы расстаемся с некоторыми дорогими сердцу членами нашей замечательной команды, которые возвращаются домой. Заполнены резервуары души, переполнены каналы восприятия разнообразий, отсняты карты фотоаппаратов, доупаковываются сувениры для близких, родных и для украшения своих комнат и письменных столов.

Я искренне благодарю каждого из вас, мои друзья –  Армен Симонян, Сергей Гольцов, Дмитрий Сериков, Евгений Журавлев, Ирина Протасова, Алексей Седлов, Андрей Саламатин, Андрей Жернаков, Владимир Холин, Александр Панов, Анна Тряпицына! Вы надежны, глубоки, интересны, самобытны и внимательны ко всему тому, что происходило с нами и с миром, в котором мы проживали этот чудесный апрель! Я очень рад тому, что мы вместе смогли что-то новое узнать, понять и полюбить. Как славно, что мы безнадежно нарушили пресловутые «закономерности командного взаимодействия» и прожили эти дни в уважении друг к другу и согласии!

Впереди «Живая параллель – 2022». Это будут Карибы с новой формулой исследований – «СПОСОБЫ УСИЛЕНИЯ ЖИВУЧЕСТИ КУЛЬТУР». Надеюсь на новые встречи!

Искренне ваш, Андрей Теслинов

27 апреля 2021

© 2021 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru